Химической дубиной по полям

«По концентрации ядохимикатов на полях мы догоним Европу не раньше, чем лет через двадцать-двадцать пять, даже если внедрим у себя интенсивные агротехнологии», — утверждает начальник станции защиты растений Житомирской области Алексей Зеленко. По его мнению, продукция, выращенная на украинских полях, значительно чище европейской. А это преимущество обеспечила, как ни странно, бедность большинства хозяйств — они не могут вносить в почву то количество пестицидов, которое требует технология…

К Алексею Леонидовичу меня привела тревожная информация о «пестицидной войне», разгоревшейся в Евросоюзе. Так, недавно правительство Швеции обратилось в Европейский суд с официальным иском, в котором содержится следующий вопрос: «Имеет ли право Еврокомиссия заставить страну — члена Союза применять пестициды, которые запрещены в ней уже более двух десятилетий?» Речь идет о чрезвычайно опасном химическом концентрате под названием paraquat (паракват), от которого, по статистике, ежегодно умирают в мире тысячи людей.

Суть спора в следующем: Еврокомиссия в октябре 2004 г. потребовала от Швеции, других Скандинавских стран, от Австрии и Словении снять запрет на применение параквата для уничтожения сорняков на полях. Позиция Брюсселя такова: для запрета этого пестицида якобы не существует «достаточных научных оснований». По мнению газеты «Дер тагесшпигель», такое решение было принято в связи с нечистоплотной позицией Германии, чьи фирмы производят львиную долю пестицидов в мире. Ее голос и перевесил чашу весов в пользу аграрно-химического лобби. При этом не помогли отчаянные возражения со стороны как международных экологических организаций, так и международного объединения против пестицидов PAN (эта организация возглавляет сегодня кампанию против параквата, который занесен в список десяти самых грязных пестицидов).

«Я очень разочарована», — прокомментировала позицию Берлина министр экологии Швеции Лена Зомместад. Ведь еще в 60-х годах прошлого века ВОЗ охарактеризовала паракват как «высокотоксичный препарат», который тогда подвергался ожесточенной критике из-за его губительного воздействия на природу и человека. Его вред доказан также для млекопитающих и птиц, но прежде всего — рыб и водных растений, поскольку он легко растворяется в воде.

В настоящее время паракват продает швейцарский концерн Syngenta под торговой маркой Gramoxone более чем в 100 странах. В Южной Европе и Германии его используют при выращивании винограда, а в третьем мире — бананов, какао, кофе, а также хлопка и других технических культур. Особую опасность паракват представляет для человека: достаточно попадания небольшого количества в легкие, чтобы начался процесс их разрушения, — в результате через одну-три недели наступает смерть от удушья. Смертельным эффектом обладает всего лишь чайная ложка препарата, поэтому неслучайно он пользуется такой большой популярностью среди самоубийц. Решение Еврокомиссии о допуске параквата для обработки сельскохозяйственных посевов можно считать не только победой аграрно-химического лобби, но и сигналом для стран третьего мира, в которых паракват — один из виновников катастрофического состояния здоровья населения.

В Украине паракват запрещен
Получив «однозначный сигнал» в Украине, которая во многом подпадает под определение «страны третьего мира», я решил выяснить, не протолкнули ли западноевропейские фирмы этот препарат к нам. Поскольку паракват применяется в агротехнологии технических культур, встретился со специалистами Житомирской области по защите растений региона, где выращивают очень интересную техническую культуру — хмель (более 80% всего украинского хмеля).

Мой собеседник Алексей Зеленко предъявил мне «Перечень пестицидов и агрохимикатов, разрешенных для применения в Украине», утвержденный Минэкологии в 2003 г. и согласованный Главной государственной инспекцией защиты растений Украины и Минздравом. Перечень содержит около 430 наименований пестицидов. Все, что за пределами списка, запрещено, в том числе и паракват.

— Вне всякого сомнения, — заявил Алексей Леонидович, — продукция украинского растениеводства значительно чище в экологическом смысле, чем евросоюзовская. Причина одна: за последние 15—17 лет резко снизилось применение минеральных удобрений, биодобавок и средств защиты растений — пестицидов. По сравнению с 1986 г., — в два раза. Но и в 80-е мы существенно отставали от Европы. А теперь отстаем на порядок. Так, если в Европе нормы внесения пестицидов в почву составляют в среднем 6—7 кг на гектар, то у нас — лишь 600—800 граммов. В течение сезона хмель в Европе обрабатывают ядохимикатами 4—5 раз. У нас — от силы полтора раза. Зерновые обрабатываются там 2—3 раза. У нас — максимум раз. Картофель — раз-полтора.

Советские технологии «мягче» западных?
Я обратил внимание Алексея Леонидовича на то, что в Украине, например в Николаевской, Херсонской областях, появляются высокопродуктивные сельхозпредприятия. В этом преуспевают, в частности, корейцы — бывшие «гектарщики», которые приезжали из Средней Азии, безбожно кормили карбамидом и аммиачной селитрой арбузы на бахчах, снимали урожай и исчезали. Многие из них впоследствии осели в степной Украине, стали фермерами и одними из первых внедрили интенсивные западные агротехнологии, прежде всего в зерноводстве. Собирают свыше 70 ц с гектара! Значит, приходит конец чистоте наших продуктов?

— Если применять минеральные удобрения и пестициды бесконтрольно, экологии и здоровью людей будет нанесен существенный урон, — согласился мой собеседник. — Но интенсивные технологии предполагают научно обоснованные нормы внесения химикатов. Их уже применяют не только в южных областях, но и здесь, в Полесье и лесостепи. Так, в Бердичевском районе строго по технологи работают фермеры из Франции. Я видел их поля — они абсолютно чисты от сорняков. Наши крестьяне не глупее. Но бердичевские французы получают от своего правительства дотацию в размере 300 евро на гектар обрабатываемой площади. Если бы наши получали хотя бы треть этой суммы, все проблемы по пестицидам, удобрениям и семенам были бы сняты.

— Но тогда в наших продуктах химии было бы не меньше, чем в западноевропейских, — предположил я.

Алексей Зеленко не согласился со мной:

— На Западе интенсивные технологии применяются уже полвека. А это ежегодное насыщение земли ядохимикатами. Наши земли отдыхали от этого как минимум тринадцать лет. Поэтому даже если все хозяйства Украины перейдут на интенсивные технологии, понадобится не менее двадцати лет, чтобы содержание химикатов на наших полях стало сопоставимым с западноевропейским. Уверен, что этого не случится и через четверть века. Ведь если мы начнем собирать по 80—100 ц зерновых с гектара, будет перепроизводство. Чтобы обеспечить внутренний рынок зерном и экспортировать его, нам достаточно использовать привычные советские технологии. А они предусматривают применение пестицидов и минудобрений примерно в два раза меньше, чем западные. Так что увлечение интенсивными агротехнологиями в Украине не станет повальным. А значит, еще очень долго не нужно будет бояться отравиться отечественными продуктами.

На этой оптимистической ноте и закончилась беседа с Алексеем Зеленко. Поразмыслив, я пришел к выводу, что ситуация с паракватом наглядно демонстрирует, как «европейские ценности» с легкостью превращаются в диктат доминирующих в ЕС государств. И не во имя неких более высоких ценностей, а в угоду большому бизнесу и с пренебрежением к здоровью человека. Я не намерен восторженно восклицать, какое у нас чудесное, не тронутое паракватом и современной техникой, сельское хозяйство. Нищее оно по крайней мере для большинства сельских жителей. Но его упадок действительно дал передохнуть земле, и бедность, как ни странно, вылилась в некоторое преимущество. Вот только от здоровой пищи украинцы не стали почему-то долгожителями.

Говорят, Украине рано еще вступать в ЕС.А может, и не стоит торопиться? Приведем в порядок отечественное здравоохранение, утрясем земельные отношения, будем питаться вкусной и здоровой пищей с родных полей, не отравленных паракватом, и блюсти свои национальные интересы, а не германских химических гигантов.

Справка для читателей, далеких от сельского хозяйства. Понятие пестициды объединяет несколько групп ядохимикатов: гербициды, инсектициды и фунгициды. Гербициды — это химические вещества, которые применяют для уничтожения сорняков. Инсектициды — используют для борьбы с вредителями сельхозкультур. Фунгициды — с инфекционными болезнями растений.


Виктор БАКАЛЬЧУК


По материалам газеты «2000»